Закрыть

Меню

Жил в Петергофе такой человек

Годы идут, и вот уже 70 лет Победы – Великой Победы над фашистскими захватчиками. Сколько бесстрашных поступков, подвигов и трудовых заслуг прошел народ Советского Союза. И хоть нет давно уже и той страны, но люди и память… Великая память навсегда останется в сердцах!

Я хочу рассказать историю о простом жителе Петергофа, о простом человеке и простом солдате, имя которого Сергеев Александр Ильич. Он не был уроженцем Петергофа, но прожил в нем с 1970 года, работая на математико-механическом факультете Ленинградского государственного университета (ныне СПбГУ) опять же простым рабочим человеком.

Сергеев Александр Ильич, как и многие ветераны, не любил вспоминать о войне, но все-таки иногда что-то рассказывал. Обо всех событиях, описанных здесь, его выспрашивал внук, который и поведал нам эту историю.

Александр Ильич воевал с фашистами с самого начала войны и до Победы. Он был артиллерийским разведчиком, получил три тяжелых ранения и контузию. Каждый раз после излечения от ран он всегда возвращался в свою часть и продолжал воевать. Александр Ильич был участником Сталинградской битвы и участником штурма Кенигсберга.

Однажды, после очередного ранения он проходил лечение в 1943 году в госпитале города Ташкента в Узбекистане. Когда их везли в санитарном поезде в Ташкент, его нога, изуродованная большим осколком, была полностью загипсована от верха до низа. В поезде гипс ему не снимали, поэтому, под ним завелись червяки, потому что дорога была очень долгой. Он рассказывал, что это было мучительно, но оказалось, что эти червяки вычистили ему всю рану, тем самым спасли его. В Ташкенте гипс сняли.

Александр Ильич награжден орденом Красной звезды, орденом Отечественной войны и многими медалями, две из которых – медали за Отвагу. Одна из них была получена в 1941 году, что было большой редкостью в то время, за то, что он, оставшись один в живых на батарее, из орудия подбил шесть вражеских танков.

Он воевал в войсках Рокоссовского. В конце войны получил ранение и был госпитализирован, поэтому не попал вместе со своей частью на Дальний Восток, где нашими войсками была разгромлена Квантунская армия японцев.

Александр Ильич рассказывал, как однажды его послали с донесением, он вёз важный пакет. Когда он скакал на лошади, за ним начал охотиться вражеский истребитель. Самолет обстрелял его, и спасло солдата Сергеева то, что лошадь его была обучена, и он успел скрыться под мостом, уложив лошадь на землю. Там он ждал, пока улетит самолет, который долго кружил, а затем улетел, видимо из-за того, что закончилось горючее.

А еще Александр Ильич вспоминал, как за ним охотился немецкий снайпер. Он тащил на спине специальный большой термос с горячим супом для бойцов его батареи. Снайпер начал его обстреливать, но Александр Ильич успел залечь в канаву, а немец бил по этому термосу много раз, поэтому горячий суп лился ему на спину.

А однажды его тяжело ранило, ему осколок попал через каску в шею за ухом. Он истекал кровью, и наши солдаты, подумав, что он убит, выбросили его из окопа вместе с другими убитыми солдатами за бруствер – эта такая земляная насыпь перед окопом. Александр Ильич долго лежал без сознания, но ему повезло, после боя его подобрали санитары, и отправили в тыл.

А еще он рассказывал, как однажды они – солдаты – сидели в блиндаже и обедали. В блиндаж попал вражеский снаряд. Сосед Александра Ильича держал котелок на коленях, снаряд попал в котелок и вошел в землю, но не взорвался. И этот солдат с котелком у всех на глазах поседел, став абсолютно белым, но остался жив.

Еще Александр Ильич рассказывал, как он брал «языков» - это немецкие солдаты и офицеры, которых разведчики брали в тылу противника, чтобы узнать важные сведения.

Он вспоминал, как однажды попал под обстрел своих же «Катюш», но ему повезло, что он находился в 100 метрах от зоны обстрела. А также рассказывал, как участвовал в рукопашных схватках с фашистами.

Александр Ильич говорил о личном оружии, которое у него было во время войны. Однажды, он убил немецкого офицера, и забрал у него маленький пистолет браунинг, который умещался на ладони. Но после ранения, когда он лежал без сознания в госпитале, этот пистолет у него исчез. И Александр Ильич очень жалел об этом, уж больно пистолетик был красивый, по его словам.

Из оружия у него сначала была трехлинейка (винтовка Мосина), затем была СВТ (самозарядная винтовка Токарева), потом был автомат ППШ (пистолет-пулемет Шпагина), с которым он дошел до Германии.

Он вспоминал, что в 1941 году в самом начале войны, у них была одна винтовка на пятерых, и во время оборонительных боев приходилось ждать в окопе, пока товарища убьют или ранят, чтобы, как говорил Александр Ильич, «пострелять». Потом с оружием стало легче.

Александр Ильич рассказывал один случай. Однажды, когда они садились в кузов грузовика, где были продольные скамейки, один из солдат случайно стукнул прикладом в пол кузова, садясь на скамейку, и автомат выстрелил. А так как ствол был направлен вверх, солдату не повезло, пуля попала в подбородок и вышла через голову, убив его наповал.

Александр Ильич вспоминал, что как разведка, часто они входили первыми в немецкие городки и поселки, а поскольку продуктов не было из-за того, что тыловые службы отставали от войск, им приходилось добывать еду самим. И он говорил, что почти во всех немецких домах в печных трубах висели один или два копченых окорока. Причем он говорил, что немцы, оставляя свои дома, никогда не портили продукты и не травили колодцев.

Александр Ильич очень хорошо бегал на лыжах без палок потому, что во время войны был участником зимних развед-рейдов.

Он был 1922 года рождения. По статистике, выживших солдат этого года рождения, был всего лишь 1% - Александр Ильич вошел в него. Из-за контузии, он говорил с трудом, осколок в шее просидел в него всю жизнь – врачи сказали, что вынимать его нельзя, потому что он затронет артерию. Все ноги у него были перебитые осколками, но как, ни странно, он хорошо бегал, сильно хромая и ходил на лыжах. У него были широкие охотничьи лыжи, он их очень любил, и ходил на них зимой в лес.

Иногда по ночам он кричал страшным голосом, и его жена говорила, что «наш дед опять воюет во сне».

Из-за того, что Александр Ильич был разведчиком, он очень хорошо умел маскироваться. Однажды в лесу он пошутил над своим внуком и его приятелями. Александр Ильич стоял недалеко от них возле дерева, и вдруг за полсекунды исчез, растворившись неизвестно куда. Все открыли рот от изумления и не могли его найти, а он был похож на пенек и его никто не видел. А потом вдруг он появился вдалеке, и никто не понял, как это могло произойти. Вот так война научила Александра Ильича прятаться и быть незаметным, ведь на войне ошибка могла стоить жизни.

Во время войны в 1942 году Александр Ильич стал коммунистом, вступив в партию. В коммунисты тогда принимали самых достойных и активных бойцов.

После войны он прожил хорошую интересную жизнь, работая в ЛГУ на математико-механическом факультете в Петергофе. Он много трудился, вырастил сына и внуков. Александр Ильич всегда был простым, добрым и отзывчивым человеком, помогал очень многим людям. Любил и ценил жизнь. Умер в 2001 году.

Его жена Сергеева Анна Павловна в 16 лет участвовала в создании обороны вокруг Москвы, рыла окопы. Была награждена медалью за оборону Москвы. После войны с 1947 года Анна Павловна проработала всю жизнь также простым рабочим человеком на филологическом факультете Ленинградского Государственного Университета. Умерла в 2008 году.

Память о простых советских солдатах – ветеранах Великой Отечественной войны, настоящих героях нашей Родины, не жалевших ни сил, ни жизни своей – должна жить всегда, чтобы мы помнили… знали… чтили!

Сафи Афанасьева,

ученица 6-А класса 412 школы,

главный редактор

школьной газеты «КЛАССно»

Уважаемые универсанты! Если вы заметили неточность в опубликованных сведениях, просим Вас присылать информацию на электронный адрес pro@spbu.ru